07
фев 2018

472

В закромах моей памяти

Хочется продолжить тему о прошлом, поднятую в публикациях М.Семёновой и Л.Жуковой. С ними я согласна полностью - помнить о прошлом для человека очень важно.

Сюда же отношу и большой материал В.Курзенева об исчезнувшей на сегодня деревне Алканке. Читала его с интересом, особенно главу «Тётка Аксинья и её сыновья» - о Василии Андреевиче Михалёве, бывшем руководителе нашего района.
Когда я училась в Кикнурской школе (1969-71гг.), в нашем классе была девочка из Алканки - Галя Софронова. Училась неплохо, собой была аккуратная и симпатичная. Какое-то время после школы работала в тырышкинском клубе, а потом жизнь развела нас по разным дорогам. Поэтому, читая историю исчезнувших деревень, я старалась найти в рассказе знакомую фамилию.
Ещё понравилось, как автор подметил, что, действительно, в те годы в сельской местности взрослых женщин называли по мужу. И у нас в Тырышкине были такие - Люба Васиха и Люба Володиха (по именам мужей). Удивительно добрые и трудолюбивые, жили наискосок друг от друга. Дома и усадьбы у обеих всегда были в идеальном порядке. И дети в той и другой семье выросли замечательные.
Сыновей зачастую называли по имени матери, были Колька Ленин и Колька Катин. Была ещё и Галька Конюхова, из-за которой мы с сестрой даже поспорили, будучи взрослыми. Я считала, что Конюхова - это фамилия, но сестра меня старше и отлично знала, что отец Гали служил конюхом в сельпо.

Читая об Алканке, я мысленно соглашалась с автором, и передо мной так же ясно представлялись жители моего села - Тырышкина. Как здорово об этом написала Людмила Жукова из Кикнура, действительно, «в закромах нашей памяти, как в компьютере».
И деревня Уланово, что располагалась недалеко от Кикнура, уже давно исчезла. В Уланово меня привозили родители, так как там жила моя бабушка, Елена Александровна Прокудина. Дедушку, Степана Андреевича Прокудина, я не знала, он умер ещё задолго до моего рождения. Мне было всего лишь четыре года, но я хорошо помню и бабушку, и её дом, и часовню, куда бегала с сестрой играть. Там всегда был чисто, добела вымытый пол. Лучи солнечного света играли на ликах икон. Очень хорошо запомнила иконы Николая чудотворца, пророка Илии, Георгия Победоносца.

А ещё сразу за бабушкиным осырком начиналось колхозное поле, и мы с сестрой собирали там ромашки и васильки. Шли всегда по краю поля, зайти и помять колоски - да ни за что!
Однажды на нас налетели пчёлы. Волосы у меня были курчавые и пчёлы в них хорошенько запутались. Я бежала вдоль деревни во весь дух и орала: «Мама!..» На крик выбежала бабушка. Она накрыла меня передником и стала через него уничтожать жужжащих, а я всё заливалась слезами, они сыпались градом.
Вечером дядя Игнат, хозяин пчёл, принёс нам мёду. «Лен, как девчонка-то?» Он поглядывал на меня с лукавинкой в глазах, покряхтывал. Я сильно прижалась к лавке, потому что боялась - он ходил, опираясь на палку. «Слава богу, обошлось, всё обошлось…» - отвечала бабушка.

Л.БАЛАХОНЦЕВА,
с. Русские Краи.

От редакции: Нам приятно, что многих читателей не оставляет интерес к прошлому нашего района, к его исчезнувшим деревням, сёлам. Давайте продолжим эту тему - вспомним земляков, интересные страницы из жизни  района, факты и даже мгновения. Пусть это станет вашим вкладом в летопись кикнурской земли. Ждём писем!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить