22
март 2016

1367

Жили одной семьёй

В восьмидесятилетней истории Кировской области есть одна немаловажная страница. В начале Великой Отечественной войны, в 1941 году, она в числе других областей страны приняла  десятки и сотни эвакуированного гражданского населения. 
Уже осенью 1941 года эвакуированные приехали в Кикнур-ский район, в том числе и в наш Русскокраинский сельсовет. Местные власти приложили все усилия, чтобы разместить, накормить и обогреть обездоленных людей, поддержать их морально и материально. Прибывших распределяли по деревням. Местное население с пониманием и заботой относилось к ним. Многие, спасаясь от немцев, приехали без средств к существованию. 
Эвакуированных старались расселить в малочисленные семьи. В этот период мы жили с матерью вдвоём. Отец умер в начале 1940 года, а старшего брата Александра война уже в первый день застала  в Бресте. Сначала к нам подселили семью из четырёх человек: женщину с двумя детьми (пятилетним Стасиком и Ритой двух лет) и её свекровью. Прибыли они из Великолукской области. Немцы воевали не только с Красной Армией, но уничтожали и мирное население, эшелоны с эвакуированными, следующие на восток, постоянно подвергались бомбёжкам. В один из таких налётов прибывшие к нам  потеряли в дороге главу семьи, деда Гаврилу, и сына Валентина. Только в декабре 1941 года те объявились и приехали к нам. В большой избе мы, 8 человек, проживали двумя семьями, и не было ни раздоров, ни упрёков, всем хватало места. Питались за одним столом, у кого что было – у нас картошка и овощи, у них то, что получали в колхозе по нормам для эвакуированных. Мы с дедом Гаврилом пилили дрова для больницы, зарабатывая небольшие деньги. 
Эвакуированных по возможности старались обеспечить работой, учитывая их специальности и образование. Э.К.Шлифенсон (еврейка по национальности) работала главным бухгалтером МТС, её сестра – нормировщиком, два латыша – слесарем и токарем МТС. Докторович (имя не помню) был даже председателем колхоза. Многие работали на льнозаводе, в других учреждениях села. Местное население, чем только могло, старалось помочь им, принимая близко к сердцу пережитые ими страдания, потери родных и близких. 
Прошло более полугода. Однажды летом 1942 года я повёл Стасика за село. Стоял тихий солнечный день. Мы шли по ржаному полю, разговаривая. Вдруг со стороны леса послышался гул колёсного трактора. Стасик резко остановился, заплакал и с душераздирающим криком: «Фашистские самолёты!» бросился в рожь. Я нашёл его в метрах 15 от дороги, в борозде, зажавшим голову руками (видимо, раньше его  так научили укрываться от налётов).
Самыми радостными для эвакуированных стали вести об успехах Красной Армии и освобождении родных сёл и городов. Уезжали при первой возможности – родные места манили и звали.
Н.В.Галкин, 
ветеран войны, 
с.Русские Краи.
 

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Nothing found!

Авторизация