09
янв 2018

290

О моей родной Алканке

Мне трудно подробно описывать историю деревни. Я не занимался специальными исследованиями и здесь привожу лишь некоторые фрагменты, известные мне из рассказов отца. Мне проще представить нашу деревню на период с 1945 по 1957 год, т.е. на то время, когда я осознавал себя жителем этой деревни.
Возникла она в начале ХIX века и называлась «посёлок Кладбищенский». Переселенцы из средней полосы выбрали удобное место на берегу речки. Рядом был лес, земля плодородная. К концу ХIX века деревня процветала. Здесь не было помещичьих земель и крепостничества. Крестьяне были государственными. Поскольку земля хорошо «родила», а в лесу много дичи, и реки полны рыбой, то жить крестьянам, если трудиться, можно было безбедно.

Уехали кто куда
К началу столыпинских реформ деревня приняла название Алканка по названию речки и насчитывала свыше семидесяти дворов. В период «раскулачивания» под «каток» попали самые трудолюбивые, а стало быть, зажиточные крестьяне. В Алканке это оказались два брата Михалевых: Кузьма Егорович и Филипп Егорович. У Кузьмы Егоровича конфисковали большой, из красного кирпича, дом и добротный огромный скотный двор. В колхозе эти постройки использовались как конный двор.
У Филиппа Егоровича был конфискован двухэтажный пятистенный дом с кирпичным первым этажом и большой двор. В большей половине этого дома впоследствии располагалась школа, а в другой половине проживала семья первого председателя колхоза Ульянова Александра Васильевича.

Фасад деревни был строго на юг. Поэтому в полдень солнце светило в передние окна и в каждой крестьянской избе было как-то особенно приветливо.
Если двигаться с запада на восток, то первый дом был Михаила Федоровича Чернова, которого звали «Мишуха». Он принимал участие ещё в Первой мировой войне, был ранен, и в Отечественной войне уже не участвовал. Хозяйку звали Дуня Мишиха. Старший сын Иннокентий, или просто Кенька, был впоследствии механизатором и уехал с семьей на целину. Сын Борис, или Борька Мишин, очень прилично играл на балалайке. После армии он поступил на работу в районную милицию и обосновался в Кикнуре. Младшей в семье «Мишухи» была Зоя. Её почему-то в деревне звали Зойка Дуни Мишихи.
В следующем большом доме жила семья Анны Гурьяновны Черновой. У неё были две дочери и сын. Старшую дочь звали Лидия (Лидка), среднюю Надежда (Надька), а сына Леонид (прозвище - Ленька Гурьян). Ленька ходил зимой в холщевых драных штанах со сверкающими коленками, но никогда не болел, был крепышом. В начале 50-х годов они продали дом и приобрели скромный домик в деревне Кряжево. А Лёнька вырос крупным красивым парнем.
После овражка стоял большой дом Князевой Валентины Степановны. У тёти Вали старшую дочь звали Ирой, которая в конце сороковых была завидной невестой. Замуж вышла по любви за Бориса Чернова (Борьку Сани Рыжей). Сына тети Вали звали Леонид (Ленька Валентинин). Когда подрос, любил подраться на гуляньях. В последствии, после армии, женился и вместе с семьей уехал из деревни, обосновался в г.Березники.

В следующем доме жила старушка Екатерина Егорьевна Кузьминых с дочерью Нюрой и зятем Алексеем Васениным из Копылят. Ее старший сын Иван жил своей семьей в нашей деревне, а младший Алексей со своей семьей в Кикнуре.

Первый парень на деревне
Далее располагался наш дом. В моей семье было шесть человек: бабушка Катя, которую в деревне звали Катей Володиной; отец Анатолий Григорьевич, которого пожилые люди звали Тошкой Курзеневым; мама Наталья Павловна (Наташа Тошиха) и мы, дети - Олег, Володя и Лия. Старший брат Олег унаследовал от отца музыкальные способности. Он очень рано научился играть на гармошке и вмиг стал первым парнем на деревне, популярным не только у нас, но и во всей округе. Гулянья, вечеринки и свадьбы не обходились без молодого гармониста. Когда подрос, то оформился в довольно симпатичного парня среднего роста с правильными чертами лица. После семи классов пытался поступить в музыкальное училище г.Кирова. Прошёл профотбор, но ноты ему были не известны. Его приняли, на первое время без стипендии. Это было невозможно по материальным соображениям. Пришлось отказаться…
После окончания средней школы он окончил техническое училище, работал механиком на Лальском лесокомбинате, служил в армии, до трагической кончины, в 1967 году, работал механиком на Казанском оптико-механическом заводе. Сестра Лия окончила Ветлужский лесотехнический техникум. Работала в Казани сначала на предприятиях лесопромышленности, а затем директором выставочного Салона художников.
Шестым домом был дом Михалёвых. До 48-го года в нем проживали Валя Федиха с матерью, сестрой Августой и её дочкой Галей Отрадных. Валентина воспитывала двух сыновей Анатолия (Тольку) и Юрия (Юрку). Во время войны была председателем колхоза. Муж Фёдор погиб в первый же год войны и Валентина, как и большинство деревенских женщин, оказалась вдовой. В 1946-м году в Кикнур была прикомандирована и располагалась на его окраине военизированная авторота. Среди шоферов этой автороты был красивый рядовой Володя Бычковский из Западной Белоруссии, которому и приглянулась молодая и энергичная вдова. В 1948 году он увёз новую семью на свою родину, в Молодечненскую область.
После их отъезда дом перешел в собственность Алексея Семеновича Михалева (Алешки Дунина). Его жена Люба была из деревни Щеглы. Новые хозяева были молодыми, и их семья регулярно увеличивалась. Девочек и мальчиков в общей сложности оказалось пять или шесть.

Гаврила-медведь
Седьмым домом в деревне был домик Татьяны Ванихи Михалёвой, матери погибшего Федора. Татьяна - спокойная, ровная женщина. У нее был еще один сын Николай (Колька Татьянин) и дочь Павлина. Но они куда-то уехали из деревни сразу же после войны. Татьяна долгое время жила в своем домишке одна, а затем вроде бы переехала к своей сестре в деревню Путиново, рядом с Кикнуром.
Следующий дом был большим и принадлежал сразу двум семьям, которых называли «медвежатами» по прозвищу деда Гаврилы. Гаврила когда-то получил это прозвище за то, что однажды вечерком «накушавшись самогоночки» прилег в кустиках отдохнуть, а когда рядом проходили женщины, стал издавать звуки, похожие на медвежий рев, чем до смерти их напугал. Медведи в то время в лесу водились, и огромного волосатого Гаврилу приняли за него, стали звать на помощь.
В другой половине дома проживала семья Семена Азарьевича. Он оставил большую семью. Это дети: Валентина (Валекресна) была мобилизована в конце войны на должность связиста, Алексей (Алешка Дунин), Антонина (Тонька), Павел (Пашка Дунин), Софья (Сонька Дунина) и Игорь. Дуня была энергичной женщиной и в своей жизни не брезговала некоторыми приемами, вызывающими осуждение со стороны добропорядочных людей. Ее набожность не соответствовала поступкам.

Воровка из Алканки
Следующий дом принадлежал Семену Михалеву, по прозвищу «Калабашка». Семен был старым холостяком. Дом его был просторный, но не было ни скотного двора, ни сеней. Семен в конце 40-х куда-то исчез, и в его доме молодежь в Рождество устраивала вечеринки - «игрища».
Рядом с домом Сеньки стоял дом Анны Петихи. Ее фамилия тоже вроде бы была Михалёва. Анна была скромной тихой и работящей женщиной. Ее старший сын Павел довольно рано уехал из деревни на какие-то работы. Младший сын Сергей был живым и энергичным подростком. Семья Анны была одной из беднейших в деревне. Сережка впоследствии пропал. Поговаривали, что с ним расправилась Саня Рыжая за то, что он, как свидетель, показал на неё по краже имущества у сирот Михалевых.

Далее стоял дом Александры Михайловны Черновой (Сани Рыжей). У Сани Рыжей было пятеро детей: старший, нелюбимый сын Виктор (Витька Санин); средний, любимый сын Борис (Борька Санин –«рыжий комель»); дочь Фаина (Фаинка); нелюбимая дочь Рая (Райка Сани Рыжей) и любимая дочь Анна (Нюрка Сани Рыжей). Фигура Сани Рыжей была очень заметной. Она была профессиональной воровкой. Прошла воровскую школу в Горьком. У нее была чисто воровская походка, вкрадчивый негромкий голос, колоссальная выдержка, дьявольски хитрый ум, звериная жестокость. В девичестве она зарубила своего младшего брата Егора, заманив его в лес. Младший брат, как ей казалось, был обузой. Никакие тюремные стены не могли ее удержать. В деревне она попалась только на двух кражах.
Чаще всего она «промышляла» в ближайших городах. Периодически исчезала из деревни на пару недель и внезапно появлялась. За кражу в колхозе она была осуждена на сравнительно короткий срок. После отбытия наказания она все-таки отомстила моему отцу как председателю колхоза. Ею была отравлена удобрением наша кормилица - корова Жданка.

Четырнадцатым домом был дом Анны Поликарповны Князевой (Анны Сенихи). Она воспитывала четырёх дочерей: Павлину (Павлинку), Алевтину (Альку), Тамару (Тамарку) и Галину (Гальку). Анна Сениха обладала большим чувством юмора, была в масленицу неизменным «нарядчиком». Её трудно было вывести из себя, всё сводила к шутке. Например, холостяцкий налог, который приходилось ей платить за старшую и среднюю дочерей, она называла «бл...им» налогом.

Следующий дом - Анны Сашиной. У них даже не было полатей и матрацев. Все спали на полу, на соломе. Василий Семенович Ложечников (по прозвищу «Чияк»), глава семейства, в конце войны завел другую семью и скрывался от алиментов. А неграмотная Анна осталась без всякой поддержки с пятерыми детьми. Это была невероятная нищета. Анна работала конюхом. Мой отец организовал поиск злостного алиментщика. И, в конце концов, его нашли в Ижевске. Василий Семенович покаялся и пригласил в Ижевск сначала одну дочь, Зинку, а она затем постепенно вывезла из деревни всех, кроме старшей сестры Фиски, даже мать, и с помощью отца определила каждого на работу.

В. КУРЗЕНЕВ,
Заслуженный деятель науки РФ,
доктор технических наук, г.Москва.

(продолжение следует)

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28

Nothing found!

Авторизация