22
янв 2018

574

О моей родной Алканке

Студенты на каникулах. 1958 год.

(Продолжение. Начало см. «Сельские огни» №№2,4 от 6 и 13 января 2018 г.)

«Крёсна, не нарушай семейную жизнь»

В двадцать пятом доме жила семья Кузьминых Ивана Васильевича. Иван Васильевич был с хитрецой, большой балагур и шутник. Прозвищем «Патруль» его «наградили» за особый интерес ко всему и непременный комментарий увиденного. Под стать хозяину дома была и хозяйка Наталья (Наташа Ваниха). С зычным голосом, активная, напористая, неизменно одерживающая верх во всех бабьих перепалках. Старшая дочь этой пары -Таисия (Тайка), потом Валентин, за ним шёл Анатолий - вылитый отец, такой же балагур. Третьим сыном в семье был Арефий. Держался обычно особняком, близких друзей у него не было. Когда подрос, то на гулянках никому не давал спуску. Следующей в семье была Агриппина (Грапка), а самой младшей - Маргарита (Ритка).

Олег Курзенев на конном дворе. 1952 год.

По другую сторону переулка стоял двадцать шестой домик-сарай. В нем располагался противопожарный инвентарь. Дом называли «пожарной». Летом обычно там сидел дежурный - дед Иван. Рядом с пожарной находился пустырь, на котором молодежь установила качели и перекладину.

Двадцать восьмой дом принадлежал Михалёвым. У них было прозвище «котята». Такое прозвище они получили за любовь старшего Михалёва пугать женщин внезапным кошачьим мяуканьем.
В следующем, двадцать девятом доме жил Михалёв Иван Владимирович (дядя Ваня). Был человеком широкой души и своеобразным. Весёлого нрава, всегда готов прийти на помощь. Он легко сходился с людьми. Но была у дяди Вани серьезная слабость - спиртное. Случались запои, тогда он становился агрессивным. Помню, как в такие дни вечерами его жена (тетка Наталья) с младшей дочкой Ниной приходили к нам ночевать. Через какое-то время раздавался стук в окно. Обычно откликалась бабушка Катя. На вопрос: «Наталья у вас?» бабушка начинала отчитывать дядю Ваню по всем правилам деревенского этикета. В ответ доносилась всегда одна и та же фраза: «Крёсна, не нарушай семейную жизнь». Получив заверение, что своих женщин обижать он больше не будет, бабушка успокаивалась, и ночные гости через всю деревню отправлялись домой.
На войну дядя Ваня ушел воевать добровольцем. На фронте воевал на передовой, был серьезно ранен. Награжден орденом Отечественной войны и несколькими медалями. По инвалидности его демобилизовали до окончания войны. В колхозе работал счетоводом. Хозяйка дома, тетка Наталья, родом была из деревни Чернушка. Спокойная, немногословная, мастерица на все руки. Верхнюю выходную одежду для всех шила она. Заказов было, хоть отбавляй. Дядя Ваня с теткой Натальей воспитали пятерых детей. Самая младшая дочь Нина была инвалидом (в детстве ей ампутировали ногу). После окончания школы она переняла мастерство матери и стала портнихой в швейной мастерской Кикнура.

На высоком берегу, на крутом
Деревня под названием Новая Алканка продолжалась на правом, более высоком, берегу речки. Эта часть деревни была сухой, поэтому летние гулянья молодежи проводились в этой части деревни.
Первый дом на стороне принадлежал Чернову Игнатию Дмитриевичу (Игоне). Игнатий Дмитриевич был весьма почтенного возраста и в войне участия не принимал. На войну был мобилизован его сын Николай, который не вернулся. Игнатий был трудолюбивым, отзывчивым и честнейшим человеком. Ему поручались любые работы, он никогда не отказывался, несмотря на возраст. Самое страшное ругательство у него было: «Лешак тя расшиби!!!» Это стало его прозвищем, поскольку никто так не ругался.

Следующий дом был добротным, белокирпичным, но одноэтажным. Он принадлежал младшему брату Игнатия Дмитриевича - Ивану. Сам Иван Дмитриевич (Иван Митрич) Чернов погиб на войне. Оставшаяся семья бедствовала, как большинство семей. Хозяйка дома Прасковья Ивановна (Паня Ваниха) поднимала четверых.
Второй дом от проулка принадлежал Фёдору Семеновичу Михалёву - красивому, статному мужчине, рассудительному и немногословному. На войне он потерял ногу и вернулся инвалидом. Несмотря на физические ограничения, был хорошим охотником, любил рыбалку, плотничал. Один построил просторный дом для возросшей семьи. Жена Анфиса Игнатьевна была под стать мужу. Ко времени моего отъезда из деревни в этой семье было семеро детей. Все дети унаследовали от родителей лучшие черты: физическое совершенство и красоту, ум и трудолюбие. Все учились легко. Сын Владимир (Вовка Анфисьин) учился в Ветлужском лесотехникуме и где-то еще, затем работал главным редактором газеты «Сельские огни» в Кикнуре.

В седьмом доме жила Люба Иониха. Ее старшие сыновья Александр и Владимир погибли на войне, а младший Николай, окончивший среднюю школу в Кикнуре, учительствовал, сразу после войны закончил юрфак ЛГУ, какое-то время работал по специальности, но затем снова вернулся на педагогическую работу в школу, с которой и ушел на пенсию. В последнее время проживал в г.Иошкар-Ола.
Восьмой дом принадлежал Михалеву Григорию Якимовичу. Семья состояла их четырех человек. Прозвище «Калым» носил не зря - прижимистый, склонный к сутяжничеству, он не вызывал у односельчан симпатии, хотя был трезвенником, трудолюбивым и довольно мастеровым работником. Полной противоположностью ему была жена Марья (Гришиха). Тихая, скромная, добрейшей души человек. В деревне не было человека, кто бы когда-нибудь слышал от нее резкое слово. Она была настолько расположена к людям, что всякого, кто заходил к ним в дом, непременно чем-нибудь да угощала.

Про красавиц, охальников и шутников
В следующем, девятом доме проживал Михалев Василий Алексеевич (Васька Тубат). Василий был младшим из семейства Тубатов, воевал, был ранен и после демобилизации долгое время жил холостяком. Затем «вошел в приемки» к вдове Насте Афонихе. От их брака в 50-х годах родилась дочь.
Напротив, через дорогу, стоял домишко Мишки Тубата. Прозвище «Тубат» когда-то получил их отец, у которого с дикцией было не все в порядке. Простонародное «тут баско», т.е. «тут красиво», у него получалось «тутбатко».
В двенадцатом доме жили Ложечниковы. Иван Максимович погиб на войне. Его жена Оля Ваниха, родом из Мишанов, уравновешенная и спокойная женщина воспитывала дочь Раю и сына Володю. Это были физически крепкие ребята. Вместе с ними жила их родственница Клавдия, которая работала конюхом в алканском колхозе. Ее все так и называли: Клавдя - конюх.
Тринадцатый дом принадлежал Ложкиным. На Аркадия Ложкина жена, Оля Аркашиха, получила похоронку. Воспитывала троих. Все ребята были как мать: трудолюбивые, скромные, выдержанные. Когда сын Алексей подрос, он уехал осваивать целину и вывез всех своих на новое место жительства.

В четырнадцатом доме жила Дарья Мишиха - уже пожилая, но еще достаточно крепкая женщина. Она была выше среднего роста, сутуловатая, но со спортивной фигурой и, по-видимому, физически сильная. Ее сын Николай (Колька Дарьин) был рослым, сильным и красивым парнем. Я уже упоминал об их романе с Любой Черновой, от которого родился мальчик Толя, а Николай от них отказался. Судьба не простила ему этого. Он по какому-то пустяку был осужден, после возвращения из мест заключения так и остался один, его личная жизнь не сложилась.

Следующий дом принадлежал Надежде Максимихе Ложечниковой. Ее две дочери отличались от других деревенских красавиц большим интересом к молодым людям. Они сформировались очень рано. Были большими плясуньями, знали много лирических частушек, на всех вечеринках обычно открывали девичий перепляс. У них всегда было много поклонников. И не раз из-за них возникали единоборства между парнями.
Семнадцатый дом принадлежал Клавдии Сергунихе. С ней вместе жила Мария (Маня Коновалова) с дочкой Валей. Валя была кучерявой очаровательной девочкой. К окончанию школы она превратилась в красавицу. Мария и ее дочка были малоразговорчивы, с характером.

Следующий дом Ложечникова Поликарпа Федоровича смотрелся как-то по-особенному. Он был обшит тесом, а перед домом располагался аккуратный цветник. Детей у Поликарпа не было, и они жили вдвоем с женой Евдокией (Дуней Полихой). Сам Поликарп был небольшого роста, очень живой и подвижный. Неистощимый на всякие шалости и шутки, особенно в отношениях с женщинами-вдовами. Однажды на сенокосе тоже не малая шутница Анна Сениха после укладки стога сена спустилась сверху, находясь в положении лицом к стогу, и внезапно получила сильный толчок в мягкое место. С криком: «Поликарп, охальник, перестань!», она обернулась и увидела перед собой… барана. Стадо овец паслось рядом.

В.КУРЗЕНЕВ,
заслуженный деятель науки РФ,
доктор технических наук,
г.Санкт-Петербург.

(Окончание следует)