26
янв 2018

538

Жить прошлым не так уж и плохо

С удовольствием прочитала авторскую колонку «Жить прошлым - плохо?» Милитины Семёновой. Её воспоминания о деревне Кушнур, где прошли мои детские и юношеские годы, затронули душу.

Согласна, что в закромах нашей памяти, как в компьютере, вдруг могут появиться давно забытые события, какие-то моменты из жизни, хотя позади - целые десятилетия.

Хорошо помню родителей Милитины Дмитриевны Семёновой. Её отец - Дмитрий Тимофеевич Охотников, работал председателем Больше-Лыжнинского сельского Совета, мать - Мария Алексеевна, секретарём. Окна моего родительского дома и окна сельсовета смотрели друг на друга.
Маленькой я любила приходить туда. У меня был свой стульчик, на который я усаживалась и с интересом наблюдала, как, склонив головы, Мария Алексеевна и бухгалтер Нина Григорьевна Смотрина ведут какие-то подсчёты на костяшках деревянных счёт, разговаривают с людьми, отвечают на телефонные звонки. Радости моей не было предела, когда получила в подарок списанные счёты, с истёртыми, кое-где поломанными костяшками. На них я освоила счёт, ещё не обучаясь в школе.

В 50-е годы прошлого столетия в наш колхоз «Труд» входило четыре деревни - Кушнур, Изидоры, Большой Юльял и Выселок, расположенный в километре от этой деревни. Председателем был Василий Осипович Захаров, муж маминой сестры, для меня - дядя Вася. Человек с волевым характером, ответственный, мастер на все руки, требовательный к себе и людям. При его руководстве колхозом были построены Больше-Юльяльская водяная мельница, куда люди съезжались молоть муку со всей округи, различные фермы. В нашей деревне заработал ветряной двигатель, был разбит фруктовый сад с грядками клубники.
Василий Осипович мог отремонтировать любую технику. Если у механизатора что-то не получалось, он быстро, засучив рукава, принимался помогать. Его боялись, но и уважали. Он ни перед кем не преклонялся, в том числе и перед районным начальством. За что впоследствии был разжалован из председателей из-за невыполнения плана по поставке зерна государству. По его расчётам, если сдать требуемое количество хлеба, колхозные амбары останутся пустыми. Из-за нервного срыва получил сахарный диабет, но не опустил рук, не ударился в пьянку.

Построив деревянный домик на приусадебном участке, начал столярничать. Я часто заглядывала к нему, усаживалась на табурет, сделанный из обрезка дерева с выдолбленной серединой. Сверху был крестик из ремней, крепко прибитый гвоздями к краям этого «пенёчка». Сидя на нём, разглядывала инструменты, аккуратно сидевшие в своих гнёздышках на прибитых к стене рейках. Чего тут только не было! Дядя Вася называл меня почемучкой, потому как, устав сидеть, я слезала со своего места и начинала приставать с расспросами: «А это для чего? А это как называется?»…
Иногда мы с ним пили чай. Мне казалось, что вкусней того напитка, на травах с яблоками, я никогда в жизни не пила.
Дядя Вася умел мастерить диваны, обтягивая их кожей, табуреты, шкафы для одежды, оконные рамы. К зимним приделывал лоточки для стекания воды со стёкол. Хозяйки вычерпывали её ложками. Мог шить и ремонтировать обувь. А, когда наступали осень и зима, отправлялся в лес поохотиться.
И ещё катал валенки. Чтобы я не мешала, мне разрешалось подавать шерсть. Он тщательно укладывал её на холщовую ткань, уминал руками, прихлопывал ладошками. Всё делал не спеша, аккуратно. Совершал много других манипуляций, пока валенок не попадал в чан с горячей водой. Начинались его стирка, покраска, насаживание на колодки, сушка в печи. Работа трудоёмкая, требующая сильных рук, сноровки, умения.

Занимался и пчеловодством. В огороде стояло несколько ульев. Когда начиналась первая выкачка мёда, собирал деревенскую детвору, ставил на стол большую миску с мёдом, доставал каравай свежеиспечённого хлеба,и мы с удовольствием лакомились.
А сахарный диабет брал своё. И однажды дядя Вася слёг. Он умер, прожив всего 59 лет.
Сын Вячеслав продолжил дело отца, увлёкся пчеловодством. Сейчас это занятие в руках внука Василия, который приобщает к нему сына Антона.

Удивительные люди жили в нашей деревне. Каждый был по-своему интересен.
Последний житель уехал отсюда 11 лет назад. Деревня опустела. Стоят несколько покосившихся домов со сгнившими крышами, упавшими заборами, варварски переломанными ветками яблонь, вишен, черёмух, рябин, тёрна, кустов орешника, смородины, малины, когда-то с любовью посаженных деревенскими жителями. Во время плодоношения сюда едут и идут люди (порой с ножовками) за яблоками, вишней и т.д. Деревья безжалостно уничтожаются.
Пройдёт несколько лет, деревня окончательно погибнет. И только памятный крест на месте старой часовни возвратит нашу память к этому милому душе и сердцу месту.

 


Людмила ЖУКОВА,
п.Кикнур.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Nothing found!

Авторизация