02
март 2018

612

Раньше жили веселее, раньше было небо голубее

Давно нет моей деревни Сердежана, её ещё называли Петровские. Возникновение её связано с переселением жителей из местечка Сердеж, что под Яранском.  Ничего не осталось от  той деревни. Вымерла, как и многие российские деревеньки. Осталась только память.

Прежде чем уйти на работу, родители должны были истопить печь, накормить скотину, принести воды, колодец был с «журавлём». Вставали в деревне очень рано. Наверное, у всех из того детства остался в памяти запах картошки из печи, когда на стол ставили чугунок. Аромат растекался по всей избе. И вот мы садились её есть, обжигая пальцы. А к картошке - огурцы, капуста, грибы, а то и селёдка. Её тогда в магазин привозили в больших бочках, стоила она копейки.

Любую простудную болезнь лечили жаром. Посидишь перед печью, где пылает огонь, весь пропитаешься теплом, всякая хворь сбежит прочь.
Деревенской детворе мороз не страшен, пора бежать на улицу. Зимний день мимолётен, надо успеть всё: вырыть сугроб, попрыгать с крыши, покататься на горке на чём придётся - в корытах, на сковородах. Подол пальто всегда был сырым и скользил ещё сильнее. Съезжали головой вперёд и на спине. Коньков ни у кого не было, да и нужды в них тоже. Гора в деревне была у дома Ильи Григорьевича Жирова, в их семье росло семеро детей.
Вволю набегавшись, шли домой, прихватив с собой снегу в валенках, который щедро сыпался на пол. На столе опять ждала еда из печи, и, конечно, горячий чай.
Вечереет. Снова в доме топится печка. Одежда наша сушится, дожидаясь следующего дня, а мы лезем на печь, и под завывание в трубе крепко засыпаем беззаботным сном.


Весной снег быстро тает. Можно ручейки пропускать.
От бегущей воды идёт такая энергия! Главное событие весны - Пасха. От религии мы тогда были далеки, но существовала традиция. В соседнем доме во дворе подвешивали качель - из верёвок, снизу широкая доска. Мы, затаив дыхание, раскачивались почти в потолок. Вот где получали адреналин!
Весна бушевала. По деревне стоял «аромат» назёма, так называли перепревший навоз, который развозили на огуречные грядки и на картофелище. Возили всё на лошадях, это время называлось «назёмные возки».


Каждый летний день насыщен до предела. Приманка для нас - пруд посреди деревни. Глубина приличная, и взрослые на него не пускали. Младшие баландались в «лягушатнике», месте, где воды по колено. Пруд был чистым, не заросшим, а сколько в нём было карасей! Ловили на удочку и сетью. Для старших была установлена нырялка - над водой широкая доска под углом. Залезешь наверх - высоко, дух захватывает!..
В речке Кундыш под корягами ловили решетом усачей. Воду надо было сначала замутить, и они выплывали на поверхность, кишели в грязной воде. Потом бабушка этих усачей запекала в печи, заливая подсолнечным маслом. Вкуснятина!
А летние игры? От тихих «ручейков» и до энергичных «казаков-разбойников», «лапта», «чижик», «цепи кованые» (игра рискованная). Бывало, падали, получали шишки, но всё равно продолжали играть. Мальчишки одержимо играли в футбол, девочки очень любили играть в «избушки». В избушке всегда был свежий хлеб, зелёный лук, и, конечно же, кисленка. Вот и весь кайф. Избушки, как правило, делались под черёмухой.
А хлебное поле! Ржаное. Бывало, идёшь по тропе в лес, а рожь такая сильная, справа и слева стеной стоит. В лес ходили со взрослыми. Там было место, называлось «Казна», где росли грузди, было их видимо-невидимо. Даже у нас в деревне был приёмный пункт. Солили грузди в огромных бочках и увозили далеко-далеко.
Приёмщиком был сосед дядя Вася - Василий Дмитриевич Васенёв - Митрич. Ох, и доставалось нам, ребятне: мы эти грузди мыли, а до этого их вымачивали, постоянно меняя воду, несколько раз в день. И только потом несли сдавать.
Ягод любых тоже полно было. За домами, совсем рядом находилось болото, на него мы бегали за черникой. А как любили шлёпать по тёплым лужам после дождя, не боясь пораниться. Не было никаких свалок. Ходили босиком, пораниться можно было только сухой травой, но никак не железяками или стеклом.

А какие были гулянья! Собирались друзья и родственники из окрестных сёл и деревень. На стол ставилась самая лучшая еда, опять же из печи. Пелись задорные частушки. Гармонистом был мой дядя, Александр Степанович Васенёв. Нам, ребятне, очень нравилось это веселье, ведь нас везде угощали вкусненьким.

Конец лета. Время пирогов. Тесто ставили с вечера. Ночью несколько раз вставали, чтобы посадить его. Утром затопляли печь, а пока лепили пироги, в печи уже кипела вода, варилась картошка, только успевай чугуны вытаскивать. Если чугунок был тяжёлый, под ухват клали специальный каток. Жар по поду разметали и закрывали печь для прогрева. Затем - угли в сторону, а противни с пирогами - на горячие кирпичи. Вот был праздник живота!


Осенью, если позволяла погода, копали картошку. А если проходил дождик, то в лес, за белыми грибами. Грибная охота была не развлечением, а работой, это еда на всю зиму. Не знали тогда о маринадах, всё просто - солили, сушили целыми мешками. И хранилось долго.
В бочках солили грибы и капусту. Перед засолкой бочки бучили - клали в неё горячий кирпич и заливали кипятком, закрывали, укутывали и оставляли на некоторое время. Никакой плесени и никаких микробов. Затем промывали бочку вереском. Всё, тара готова.
Мяса в те годы в деревне было много, но почему-то мне кажется ели его мало, так как была и другая еда, тоже калорийная - грибы, рыба.

Ещё хочется сказать о двух достопримечательностях нашей деревни - это мельница и конный двор. Мельником был мой дед Степан Николаевич Васенёв. Его я не помню, мне было 2 года, когда он умер, сказалась война. Мельница стояла долго. Стояла она на горе. Внутри мельницы, помню, было много птиц и висела старая икона. По рассказам мамы, икона «плакала», случилось это незадолго до войны.

Лошадь. В деревне это самое доброе, трудолюбивое и полезное животное. В любое время года и суток запрягали лошадь, чтобы добраться до других деревень, до села - в храм. Ещё на лошадях нас возили в школу, в деревню Горелые Поляны.
Когда окончили там начальную школу, нас возили в село Русские Краи, но уже на тракторе с будкой. А из других деревень школьников продолжали доставлять на лошади. Хлеб в деревню из русскокраинской пекарни привозили тоже на лошади, этим занималась Галина Яковлевна Жирова. В общем хлебом деревня была обеспечена, да и в доме всегда стояли большие мешки с мукой.

В деревне распространёнными фамилиями были Жировы и Васенёвы. Листая похозяйственные книги тех лет, увидела что были фамилии и другие, не местные - девушка выходила замуж и меняла фамилию. Так появились Скочиловы, Краевы, Чащаевы, Исуповы, Чащины, Лычангины, Козловы.

А какие имена были у жителей моей деревни! Женские - Пелагея, Евлампия (Пея), Домна, Степанида, Ефросинья, Оксинья, Федосья, Олимпиада (Липа). Мужские - Прокопий, Карп, Флеган, Гурьян, Никандр, Никанор, Силифон, Игнат, Захар, Никифор.

Вот такой рассказ получился у меня о бывшей деревне Сердежана. Возможно, многие, кто прочитал его, подумают, что мы были беспризорными, творили, что хотели. Нет, просто мир был к нам добр.

И.БАГАЕВА,
д.Ивановские.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Nothing found!

Авторизация